Большинство изданий в восторге написали о том, что бренд Victoria’s Secret «восстановили репутацию». Чем же и когда он успел ее испортить?

Все дело в том, что Victoria’s Secret, кажется, были последними из Могикан, теми, кто считал, что показ коллекции должен быть по-настоящему красивым, а модели, модели должны быть просто ангелами.

Но нет, и этот бельевой бренд, увы, сломался под натиском бодипозитивщиц, и они похоронили его под слоем жира… Более того, несколько журналов написали о том, что шикарные показы Victoria’s Secret и вовсе надоели.

И вот о чем я задумалась… Пару месяцев назад я читала о том, что некий британский косметический бренд взял в качестве модели девушку с синдромом Дауна, и совсем недавно, опять же с восторгом, писали о том, что модель-трансгендер вышла(о) на подиум на модном показе Chanel. Тогда я решила, что со смертью Лагерфельда эпоха великой мадемуазель окончательно канет в лету. И тут таблоиды пишут о Victoria’s Secret.

И внезапно я поняла, что моду, модные показы просто превращают в цирк уродов. Это буквально расширение окна Овертона: вчера модель с синдромом Дауна, сегодня трансгендер, а завтра? — страшно представить кого же завтра выведут на подиум.И это происходит в мире, где восхищение красивым, здоровым телом, пропаганда его, стало бодишеймингом. Интересно, а древние греки, восхваляя спортивное тело, тоже занимались бодишеймингом?

В одной из своих предыдущих статей я уже писала о том, как благая идея бодипозитива превратилась в пропаганду ожирения. Напомню, движение бодипозитива создавалось в целях защиты девочек-подростков от анорексии (ведь каждая из них хотела быть похожей на модель), они призывали вывести на подиум девушек реальных размеров (до 46-го размера максимум), речи не шло о том, что на подиум выведут килограммы целлюлита.

А самое интересное и, наверное, лицемерное, подавляющее большинство социума не воспринимает моделей размера плюс, как красивых и сексуальных. Кадры с ними старательно фотошопят — выравнивая кожу, стирая целлюлит, делая изгибы тела соблазнительными. Так откуда же берется это жиро-пропагандисткое лобби?

Вот так выглядит Эли Тейт Катлер для съемки Victoria’s Secret, и с каким восторгом она публикует свои жировые складки в Instagram. Очевидно, что на рекламном фото Эли Кейт выглядит не более, чем на 48 размер, ни никак не на заявленный  54-й.

Но сегодняшние бодипозитивщицы пошли  дальше: мало того, что они будут неуемно жрать, при этом, требуя, чтобы их считали моделями; они хотят, чтобы общество принимало их такими, какие они есть — с небритыми подмышками и сальными волосами, ведь они же берегут окружающую среду, не расходуя драгоценную воду (в смысле им лень лишний раз помыть голову). Когда, когда это случилось? Когда благая идея стала синонимом ожирения и неухоженности?

Я все понимаю, есть полные люди, их полнота связана с заболеваниями, приемом определенных лекарственных препаратов. Конечно, они тоже хотят носить красивое белье. Так в чем проблема? Пусть у того же Victoria’s Secret будет белье 56-го размера, пусть будет корректирующее белье. Пусть будет белье телесного цвета для каждого цвета кожи. Это прекрасно, учитывает интересы всех женщин, это никого не ущемляет.

Но почему же красота стала проявлением бодишейминга? Почему лицом красоты стала Тесс Холидей, которая призывает есть сколько влезет?
И вот, свершилось, в мир моды зашагали трансгендеры. А ведь еще недавно весь мир был в ужасе от Кончиты Вурст. Еще недавно мужчины шутили о том, что в Таиланде нужно смотреть, с кем знакомишься, а то мало ли.

Конечно, я догадывалась, что трусики, которые нравятся мне, также могут нравиться какому-то условному трансгендеру, но я об этом не знала. А теперь я знаю, что одним из лиц Chanel и Victoria’s Secret являются трансгендеры. Хочу ли я после этого покупать одежду из их коллекций. Маловероятно. Не смогу отделаться от мысли, что этот бюстгальтер я видела на трансе (все равно на мужике).

И, опять же, меня не раздражают как таковые трансгендеры или гомосексуалисты. Пусть будут, на здоровье! Но зачем же вопить об этом на каждом углу? Сегодня, когда на подиуме трансгендеры, а под окнами — гей-парад, кажется, что стали ущемляться права натуралов. Ведь ни один натурал не выходит на улицу с плакатом » я люблю сиськи»?

Почему же сегодня красотой стало идти наперекор природе?Так что же мы увидим завтра на подиуме? Однополую любовь или психически нестабильную личность в смирительной рубашке? Лишь бы было толерантно, и плевать, что модные показы превращают в цирк уродов, который, кстати, совсем недавно (в историческом масштабе) был объявлен дискриминационным и издевательским. Может быть моделей для следующих показов стоит поискать в Петровской кунсткамере?

Leave a comment